Герои

15 ноября 2023

«Зачем на футболке надпись на чувашском? Такое не купят!» Но мы доказали обратное

15 ноября 2023

Чувашский бренд Илем («красота») начинался с хобби моей мамы. Сейчас мы выросли в бизнес, который возрождает местные традиции. Носить вещи с национальной айдентикой — это круто.

Меня зовут Анна Спиридонова, мне 24 года. Я родилась в Чебоксарах в многодетной семье. Сколько я себя помню, папа и мама всегда занимались бизнесом: папа — дробильно-сортировочным оборудованием, мама — продажами керамики и фарфора. Конечно, меня вдохновлял их пример, но я никогда не думала, что буду заниматься предпринимательством.

Как мама решила сшить мне брюки, а потом стала шить для семьи и знакомых

После очередного неудачного шопинга мама решила шить сама. Она сняла мерки, нашла выкройку и сделала мне трикотажные брюки. Получилось хорошо, так что дальше брюки попросили и папа, и старшая сестра, и младший брат.
После очередного неудачного шопинга мама решила шить сама. Она сняла мерки, нашла выкройку и сделала мне трикотажные брюки. Получилось хорошо, так что дальше брюки попросили и папа, и старшая сестра, и младший брат.

С помощью домашней швейной машинки мама начала всех одевать. Постепенно знакомые начали заказывать у мамы одежду, возникла очередь. Четыре года для нее это было просто хобби, а в 2020 году я предложила маме арендовать небольшое помещение, нанять швею и начать заниматься одеждой.

Бренд назвали «Чайка», потому что это свободная птица, а наша одежда дает свободу телу. Первоначально мы шили спортивные костюмы из футера и трикотажа. Несколько раз меняли помещения, у нас появились сотрудники, социальные сети, мы вышли на Wildberries. Нам писали, что хотят приехать, посмотреть и примерить одежду — так мы поняли, что нам нужен шоурум.

Весной 2023 года мы начали искать новое пространство, в котором можно было разместить и цех, и шоу-рум.

Как мы сменили фокус бренда и сделали ставку на национальный колорит

На семейном совете было решено, что нам нужно расширяться в целом. И, возможно, сменить название.

Слово «Илем» (красота) возникло будто само собой. Мы подумали, что есть прекрасный чувашский язык и история, но брендов с локальными традициями почти нет. Помимо названия, мы решили, что добавим на одежду традиционные символы Чувашии.

В республике названия улиц, учреждений и некоторые вывески написаны на русском и на чувашском, но мало кто говорит на нем. Есть ощущение, что мы забыли про свои корни. Поэтому одна из миссий нашего бренда — это сохранение национальных традиций.

Помещение в итоге мы нашли и купили в кредит — это 400 квадратов в исторической части города, рядом с заливом и набережной. Большую часть занимает производство, остальное — шоурум. Если вдруг нужно, мы можем оперативно укоротить или подшить некоторые изделия.

Мы боялись, что у нас ничего не купят. Но по факту все оказалось иначе

Конечно, мы боялись, что аудитория нас не поймет. На момент открытия половину ассортимента составлял простой трикотаж — футболки, брюки, юбки, платья, свитшоты, а другую половину — одежда с чувашскими принтами. Анна признается, что они боялись — вдруг аудитория не поймет концепт, так как таких брендов регионе было всего несколько. В реальности все оказалось иначе: 85% продаж приходится на изделия с национальной айдентикой. 60% изделий продается через шоу-рум, остальное — в социальных сетях.

Мы — молодой бренд, поэтому о прибыли говорить рано, плюс мы до сих пор вкладываемся в производство, платим кредит. На создание первой коллекции ушло порядка 500 тысяч рублей — они уже окупились. Мы настроены оптимистично: бренд хорошо покупают, поэтому мы хотим расширяться и думаем об открытии точки в торговом центре.

«Илем» делает все самостоятельно — от закупок тканей до кройки и пошива. У нас работает десять швей, два закройщика. Каждый наш сотрудник — бриллиант. Помимо нашей брендированной одежды, цех берет оптовые заказы.

Я придумываю одежду, ищу интересные форматы и идеи, занимаюсь продвижением и работой с клиентами. Например, каждый день я мониторю подборки одежды, паблики, новые показы, тренды, а потом приношу что-то необычное. Скажем, на прошлой неделе это были двусторонние косынки и варежки из экокожи.

Меня в цехе уже боятся, потому что я всегда прихожу с какими-то идеями

Еще мы недавно вложились в дорогую — около миллиона рублей — вышивальную машину. Раньше у нас была простая маленькая. Ее мощностей не хватало. Новая машинка может вышивать орнамент десятью цветами и в десятки раз быстрее. Это добавляет нам конкурентное преимущество, так как мы можем брать другие заказы или самостоятельно, без посредников, отшивать то, что задумали.

Самые популярные изделия — это шоперы с национальным рисунком и надписью «Илем», которые стоят 500 рублей. В первый месяц мы продали более 150 штук. Учитывая, что мы находимся не в торговом центре — то есть к нам нужно целенаправленно прийти — это хорошие цифры. Мы не думали, что они будут пользоваться таким спросом, поэтому срочно дозакупили ткань и дошили еще одну партию.

Другой наш популярный товар — футболки с изображениями картин из Художественной галереи чувашских художников, у нас есть договоренности об использовании иллюстраций. Часто берут худи с вышивкой. Средний чек — 5 000 рублей.

Илем — хороший пример семейного бизнеса, который дети строят вместе с родителями. Старшее поколение приносит свой опыт и знания, молодое — тренды, продвижение, новые подходы. Построить успешный бизнес можно и самостоятельно. Заходите на Сбер Бизнес-старт и получите бесплатно не только готовый бизнес-план для выбранной ниши, но и советы экспертов для старта бизнеса.

Как мы придумываем новые вещи

При выпуске коллекций мы отталкиваемся от сезонности и национальных праздников. То есть у нас есть одежда к конкретному времени года, плюс каждые две недели мы запускаем какую-нибудь новинку — я даже не успеваю показать их в социальных сетях.

От задумки до запуска проходит примерно полторы недели. Сперва отшиваем пробное изделие, которое я проверяю: насколько удобно, комфортно ли телу, как его стирать и гладить. Далее мы дорабатываем его, что-то перешиваем несколько раз.

Ты должен носить то, что продаешь — это важно. Мне некомфортно в синтетике, поэтому мы продаем одежду из тех тканей, которые я ношу сама.

У нас нет четкого числа изделий в коллекции — мы можем дошивать их, если видим спрос.

В основе наших изделий — трикотаж. Он не только теплый, но и удобный. Шьем также из футера, евроангоры, джерси, экокожи. Используем шелк, хлопок, ситец. 80% материалов в наших изделиях — натуральные.

От Чувашии до Британии

Мы активно продвигаемся в социальных сетях через посты, короткие видео, обзоры. Работаем с местными блогерами, у которых основная тематика — чувашские традиции и культура. Благодаря этому наши изделия покупают не только в Чувашии и Москве, но и Петербурге, Якутске, Владивостоке, Краснодаре, в Англии, Германии и даже в Китае. За пределами Чувашии о бренде узнают благодаря социальным сетям и рекомендациям. Сейчас мы думаем, как отправить заказ в Америку. Знаю, что наши товары привозят как сувенир друзьям или берут на подарки.

Также с продвижением нам помогает администрация города. Например, на день города нас пригласили участвовать в показе национальных нарядов — после этого к нам пришло более 50 покупателей. Благодаря поддержке про нас узнают местные издания и городские паблики. А еще нас заранее пригласили на юбилей города в 2024 году. Городские паблики тоже пишут о бренде Илем, потому что он продвигает национальную культуру.

Чебоксары — город на Волге, где живет около 500 тыс. человек, почти половина Чувашской республики. Наш регион славится трикотажем и вышивальщицами: в лучшие годы в «Чебоксарском трикотаже» работало 3 000 человек. Фабрика существует до сих пор, есть небольшие местные бренды, которые шьют домашнюю одежду. Но марки со своим производством/швеями и шоу-румом можно пересчитать по пальцам одной руки. В регионе невысокие зарплаты, а в Чебоксарах три больших торговых центра — выбор невелик. Многие ездят за покупками в Казань, так как там есть шопинг-молл, а носят в основном доступный масс-маркет.

Помню, в начале, когда я говорила знакомым, что у меня есть футболка с надписью на чувашском, я слышала в ответ: «Зачем? Я такое не куплю. Почему не на русском?». Мне было грустно такое слышать, потому что хочется, чтобы люди гордились своей историей и культурой. Поэтому я рада, что в Чувашии появляется все больше брендов с локальной тематикой — мы вместе показываем, что носить такую одежду — это круто.

Больше материалов по теме «На старте»