Герои

18 октября 2019

Незаменимый «Лисапед»: как сделать социально значимый бизнес

18 октября 2019

В 2015 году Ольга Барабанова и Станислав Регинский нашли новую нишу в бизнесе — производство лёгких детских велосипедов. Это позволило им стать социальными предпринимателями и начать делать облегчённые коляски для малоподвижных людей. Редакция «Своего дела» выяснила, получается ли у них зарабатывать и какие трудности приходится преодолевать

Коротко о главном

Коротко о главном

Изобретая «лисапед»

«Представьте, что 80-килограммовому взрослому человеку предлагают кататься на велосипеде весом 40–50 кг. Примерно такое соотношение у веса детских велосипедов и массы ребёнка», — рассказывает предпринимательница Ольга Барабанова, основательница компании «Лисапед».

В 2015 году она столкнулась с тем, что не смогла подобрать удобный велосипед для своей пятилетней дочери. Изучив разные модели, Ольга выяснила, что такие транспортные средства делают по остаточному принципу: на раму навешивают комплектующие от взрослого велосипеда. Это делает их не только тяжёлыми, но и недостаточно безопасными. Тогда муж Ольги, Станислав Регинский, решил руководствоваться принципом «хочешь сделать хорошо — сделай это сам».

Семейная пара вместе с другом Сергеем Коперником с нуля взялась за производство детских велосипедов под названием «Лисапед». До этого Ольга и Станислав уже занимались бизнесом. В 2009 году они основали компанию, сотрудники которой шили аксессуары из итальянского фетра: чехлы для iPad, подушки, офисные перегородки и т. д. Но к 2012 году они решили продать проект. Он был низкомаржинальным, и его постоянно сопровождали трудности: производство сильно зависело от поставок, таможни, курса евро и прочих неконтролируемых факторов. «Сделка позволила только окупить вложения», — уточняет Ольга, не называя цифр. После этого семейная пара решила сосредоточиться на производстве лёгких велосипедов.

«Бороться с конкурентами не пришлось. В России в этой нише их просто не оказалось»,

— утверждает Ольга


«Бороться с конкурентами не пришлось. В России в этой нише их просто не оказалось»,

— утверждает Ольга


По словам предпринимательницы, рынок лёгких велосипедов хорошо развит за рубежом. Главный пример для «Лисапеда» — английская фирма Early Rider, один из лидеров индустрии.

Конструктор для взрослых

Почти год предприниматели потратили на выбор материала для лёгкой и прочной рамы и на разработку нужных деталей совместно с инженером. «Большинство детских велосипедов производится из тяжёлой стали», — объясняет Ольга. Предприниматели же остановились на алюминиевом сплаве 6061, который используют в производстве качественных взрослых велосипедов и в самолётостроении.

«Мы подготовили чертёж деталей, прописали вес и материал, из которого их нужно сделать, затем отправили эту информацию руководству нескольких заводов, спросили, могут ли там всё изготовить», — рассказала Ольга. Отечественные заводы не взялись за такую задачу. Поэтому сейчас в России производят только несколько деталей для «Лисапеда». Большую часть комплектующих выпускают в Китае. Среди них более узкие и лёгкие втулки, рамы из алюминия с низкой посадкой. Сборочный цех находится в Москве.

Продажи «Лисапеда» начались в 2016 году. Первая модель весом 5,5 кг предназначена для детей 3–6 лет. «Масса обычных детских велосипедов обычно в два раза больше», — подчеркивает Ольга. Сейчас в ассортименте компании восемь моделей на возраст от 1,5 до 14 лет. Средняя стоимость составляет 20– 30 тысяч рублей, что соответствует ценам сегмента мидл-ап.

30 000 000 рублей

ежегодный оборот «Лисапеда»


6000 велосипедов

ежегодный объём продаж

30 000 000 рублей

ежегодный оборот «Лисапеда»


6000 велосипедов

ежегодный объём продаж

Цена велосипедов производства российских марок в том же сегменте — примерно такая же. Но, по сравнению с зарубежным рынком, «лисапеды» выгодно отличаются по стоимости. «Модели компании Early Rider, с которыми мы сравниваем свою продукцию, стоят в среднем на 20 % дороже», — отмечает Ольга.

Именно разницей в цене предприниматели объясняют интерес к своим велосипедам со стороны зарубежных клиентов. «Им выгоднее заказать лёгкий велосипед из России с доставкой, чем купить аналогичный по качеству товар у европейского производителя», — говорит предпринимательница. По её словам, несколько раз через собственный сайт «Лисапед» получал заказы из Израиля, Германии и Швеции. Через Amazon.com у компании каждый месяц покупают велосипеды жители США. Компания надеется наладить в ближайшее время регулярные продажи в странах Европы с помощью этого ресурса. Но пока основным рынком «Лисапеда» остаётся Россия.

На старте в проект пришлось вложить около 30 тысяч долларов — это были как собственные средства предпринимателей, так и инвестиции их партнёра Сергея Коперника. Информацию о новом товаре распространяли через социальные сети, СМИ, сарафанное радио и участвуя в выставках. «Вложения окупились уже через год», — утверждает Ольга. Сейчас оборот компании «Лисапед» составляет 30 млн рублей в год, за тот же период продаётся около шести тысяч велосипедов. Такие результаты позволили супругам заниматься не только бизнесом, но и социальным предпринимательством.

Особый бизнес

«Посмотрев на обычные инвалидные коляски, я заметила множество недостатков. Их можно делать с меньшим количеством узлов сварки, с более качественной рамой, с использованием ортопедических спинок. Мы с мужем поняли, что коляска — это предмет, который близок к велосипедам», — рассказывает Ольга. Идея заняться выпуском колясок из лёгких материалов на заказ пришла супругам в 2018 году после волонтёрства в детском хосписе «Дом с маяком».

Новая компания получила название «Кинезис», что в переводе с греческого означает «движение». Для производства колясок предприниматели выбрали те же материалы, что и для велосипедов — алюминий и карбон (он же углепластик). «Рамы для колясок изготавливаются с учётом индивидуальных особенностей строения тела», — объясняет Ольга. Для этого клиент или его реабилитолог присылают сотрудникам компании мерки. По словам предпринимательницы, важно учитывать не только рост и вес, но и длину его рук и ног, обращать внимание на особенности травм и степень подвижности.

«На такой инвалидной коляске людям гораздо удобнее сидеть, „вставать на баланс“ (то есть только на задние колеса) и преодолевать препятствия: например, пороги, ямы на дорогах», — перечисляет основательница «Кинезиса». «Если клиенту нужна более лёгкая или манёвренная коляска, компания делает акцент на этом», — добавляет она.

Главная проблема компании — высокая себестоимость. Она составляет 70 % от цены коляски (295 тысяч рублей). «Но это на 30–50 % ниже, чем у западных аналогов», — утверждает Ольга. Поэтому сейчас «Кинезис» готовится поставлять коляски на экспорт и уже проходит европейскую сертификацию.

«Производство может и должно окупиться», — уверена предпринимательница. «В сентябре после участия в международной медицинской выставке Rehacare в Дюссельдорфе мы получили много предварительных контрактов, прямых зарубежных заказчиков, а также контактов дилеров, которые готовы продавать нашу продукцию в Европе», — отметила Ольга.

Главная проблема компании — высокая себестоимость. Она составляет 70 % от 295 тысяч рублей (цена коляски)в. «Но это на 30–50 % ниже, чем у западных аналогов», — утверждает Ольга. Поэтому сейчас «Кинезис» готовится поставлять коляски на экспорт и уже проходит европейскую сертификацию.

«Производство может и должно окупиться», — уверена предпринимательница. «В сентябре после участия в международной медицинской выставке Rehacare в Дюссельдорфе мы получили много предварительных контрактов, прямых зарубежных заказчиков, а также контактов дилеров, которые готовы продавать нашу продукцию в Европе», — отметила Ольга.

По её оценкам, на мировом рынке у «Кинезиса» всего два-три конкурента, ключевой из которых — шведская компания Panthera. Но российский производитель выигрывает благодаря не только цене, но и срокам производства: 20 дней против 3–4 месяцев у других игроков индустрии. Сейчас «Кинезис» получает в среднем 5–10 заказов в месяц.

Вложения в бизнес, связанный с производством колясок, составили больше 20 миллионов рублей. Пока проект не окупился. Ольга рассчитывает, что это произойдёт в 2020 году.

«Социальное предпринимательство сложнее обычного. Мы так же безрезультатно обиваем пороги банков. Нас называют сумасшедшими и говорят, что здесь такой бизнес не нужен»,

— говорит Ольга


«Социальное предпринимательство сложнее обычного. Мы так же безрезультатно обиваем пороги банков. Нас называют сумасшедшими и говорят, что здесь такой бизнес не нужен»,

— говорит Ольга


Её компания также начала брать на работу людей с инвалидностью. Сейчас на производстве трудятся 10 человек. Они занимаются, помимо прочего, укладкой карбона. Предприятие поддерживают два частных инвестора, донором также является компания «Лисапед». «„Кинезис“ активно отправляет заявки во все российские программы поддержки социальных предпринимателей, но результата пока нет», — говорит Ольга. Она возлагает большие надежды на закон о социальном предпринимательстве, который вступил в силу в июле 2019 года. Таким компаниям он позволяет, в том числе, получить финансовую, налоговую, имущественную, образовательную поддержку. Сейчас основатели компании консультируются с юристами по этому вопросу.

Благотворительное производство

«Несмотря на все сложности, социальное предпринимательство приносит гораздо больше радости, чем обычный бизнес», — утверждает Ольга. «Наши клиенты — самые классные люди, с которыми мы когда-либо встречались. Они готовы работать и жить с позитивным настроем даже в самых сложных условиях. Это даёт нам силы», — рассказывает она.

В ноябре 2018 года компания запустила сбор средств на платформе Planeta.ru для производства карбоновых колясок для клиентов, которые не могут позволить себе такую покупку. Эти люди обратились к Ольге через социальные сети. Помимо краудфандинга, компания организует производство так называемых благотворительных колясок. Например, одна из них разрабатывается для пациента хосписа «Дом с маяком». До этого по собственной инициативе предприниматели сделали подарок члену паралимпийской сборной России Сергею Сокульскому. Деньги на производство также собрали с помощью краудфандинга. В июле 2019 года на коляске «Кинезиса» он установил мировой рекорд на чемпионате России по метанию ядра.

20 000 000 рублей

инвестиции в «Кинезис»


295 000 рублей

стоимость стандартной модели коляски

20 000 000 рублей

инвестиции в «Кинезис»


295 000 рублей

стоимость стандартной модели коляски

«После краудфандинг-кампании обращений стало ещё больше», — признаётся Ольга. Чтобы сделать удобные коляски более доступными по цене, предприниматели нашли новое решение. В ноябре руководители «Кинезиса» планируют открыть предзаказ на модели из алюминия Kinesis А1. Такие коляски обычно на несколько килограммов тяжелее карбоновых, но стоят в три раза дешевле (99 тысяч рублей). Kinesis А1 будут также подстраивать под конкретного человека. Первые покупатели получат коляски в начале 2020 года.

По словам Ольги, коляски, которые бесплатно предоставляет государство, стоят около 30 тысяч рублей, но на них невозможно ездить из-за неправильно настроенного баланса. «Даже в безбарьерной среде на такой коляске человек не может обойтись без посторонней помощи, не может заехать в лифт, сам пересесть в машину», — объясняет предпринимательница. Модели «Кинезис», как и другие, можно купить, частично покрыв стоимость за счёт единовременной компенсации от государства. Например, в Москве такая выплата составляет около 50 тысяч рублей.

«Но главной проблемой для малоподвижный людей остаётся отсутствие безбарьерной среды», — уверена Ольга. «Даже с обычной детской коляской пробраться можно далеко не везде. Вроде и нужные законы написаны, но они не работают. Единственный выход — заставить чиновников проехать на колясках по нашим улицам: может, тогда что-то изменится», — говорит предпринимательница.

При участии Сергея Макарова

Фотографии: Наталия Гарцева